Блог им. Krysiov → Воплощаем сценарии - раз

  • 11 декабря 2009, 16:13
  • Krysiov
Партия белого рояля о любви Крысёва к СолАнж.

Поет — душа прозаика. В роли белого рояля — Дмитрий Хворостовский.

Краткое содержание либретто: «О, СолАнж, вы не дадите мне соврать, я не всегда был канцелярской крысой. Я помню всё. Москву тридцатых, летний вечер, белое зеленое платье, вас наругал редактор, я помню всё. И буду помнить это всегда».

Комментарии (42)

RSS свернуть / развернуть
+
0
Восплачем, аминь))))))))

Ах, это просто просвет в сегодняшнем угаре флуда)))
+
0
Не флуда, а креатива.

+
0
извиняйте.
А хороша первая строчка для проникновенных виршей:
«В СЕГОДНЯШНЕМ УГАРЕ КРЕАТИВА...»
+
0
И в самом деле. Давайте остановимся на мгновение. Прослушайте — мороз по коже.
+
+1
Я вы знаете, прослушал, и моментально на ум (Лемим щас будет прыгать) Mr.Freeman со своим «Что? Что вы сделали в этой жизни кроме гыгышечек в ваших уютных жэжэшечках? Что?»
+
0
А я ему говорила. А он только продолжает бугагашечить.
Вы как-нибудь… повлияйте…
+
0
малость не точна цитата… но все же…
+
0
я помню всё… москву тридцатых…
я не слышу что там у вас играет (не вижу то есть)

но вот эта фраза просто волшебна и музыкальна
+
+1
Яся, Вы льете бальзам на мое канцелярское сердце. Может, действительно… может действительно…
+
0
мне кажется, если продолжить в этом же ритме, то должно получится что-то душераздирающее
+
+1
В сегодняшнем угаре креатива,
Мадлен случайно проходила мимо,
+
0
Уф, успокоились… Пойду говнокодить дальше…
+
+4
В сегодняшнем угаре креатива
Я встретил Вас.
Все было очень мило:
Москва 30-х, платье, бал и кони,
И суслики так пели на балконе…
Кустурица, смахнув слезу украдкой,
И сена взяв у Лемима в пригоршни,
Сказал: «Вы знаете, как это сладко,
Страдать, когда Вы молоды, пригожи...».
Мадлен не понимала и рыдала,
Как будто — все, скорбец, как полнолунье.
Ей вторил Деймон, плакали рояли,
Они — не поняли!..
Мы — Оскар отыграли.
+
+1
Обалдеть… Бегемот, ты видел это?
+
+1
Абаладет Крысев. Даже не знаю.
+
+2
Хорошо для мюзикла
+
+1
аааа… забыла вот это:
Па-па-па-ра-ра-рам
Пам-та-та-тарарам-мамапам!
+
+1
СолАнж, да вы же просто талант! От оно чё… от оно чё Дмитрий с людями то делает!!!
+
+1
прячется без остатка в подаренный Крысевым пакет.
+
+1
*тихо кидает в пакет любовные записки*
+
+1
Оставьте, оставьте…
*архивирует записки*
Неужели на Вас так мой «тарарам-мамапам» подействовал?!
+
+1
*рычит, хватает пакет с СолАнж и бежит без оглядки. В пещеру. В пещеру!*
+
0
Не ешьте меня! Я ЯДОВИТАЯ!!!
Журналисты, вообще, все — ядовитые, несъедобные, жесткие и невкусные… Противоядия — нет. Так что это вам выйдет себе дороже.
+
0
Я, конечно, животное, и мне много раз об этом говорили, но кто Вам сказал, что я Вас собираюсь там есть? :)
+
+1
А что еще?!
Знаем мы вас — вам всем только одно и нужно!
Съесть — и ни косточки не оставить…
+
+1
//изящно брыкается в пакете
+
+1
Бегемот!
Бегемот!!! А вот скажите, нонече — дают Оскары за мюзиклы??
+
+1
Безусловно Чикаго же получил. У нас намного витиеватый сюжет.
+
0
Мне понравился Оскар за арт-хаус.
А вот мюзикл… Сценарий есть, партитуры отписаны…
Вы его беретесь поставить, маэстро??
+
+1
Сочту за честь. сусляки милые созданье, резвились на пороге мирозданья.
+
+1
Парам-парам! Парам- таааам-там! )))
+
+1
браво
+
+1
А все же дивный голос у Хворостовского!..
+
0
О, да.
+
+1
Крысёв, знаете.
Вот Вы говорите — мороз по коже.
И все же я, старый циник и солипсист, скажу Вам.
Вот представьте, поздним вечером, под перевалом. Морозяка жуткой — под 30, не выше, ветрищаааа злобствует. Печенюшки все давно съедены. Чай заледенел в кружке. И звезды, звезды над головой…
А вот вспомнишь, и зазвучит в голове Хворостовский: «Нииичтооооо на Земле не проходит бееесслеееедноооооооооо!..»

И — согревает!
+
+1
Да Вы что… ну я даже не знаю… не знаю как такое объяснить, но это очень приятно!
+
0
Но только помилуйте, СолАнж… что вы делали без печенюшек в таком ужасном месте?
+
0
Мерзла!
А место вовсе не ужасное — перевал Молодежный, вся Хрустальная Корона — как на ладони (днем), и звезды, звезды (ночью).
+
+1
Мне страшно подумать, что я мог бы оказаться в такой ситуации насильно, а чтобы я добровольно на такое пошел, это вообще невозможно.
+
+1
А я, можно сказать, тоже недобровольно. Это все ОНИ.
И так — всегда.
Где-то с середины недели начинают нетерпеливо бить копытом в своем углу альпенштоки. Потом к ним присоединяется рюкзак, но он просто — смотрит жалостливо, какбэ говоря мне. Затем начинают канючить ботинки — ближе к пятнице так. Всхлипывает термос. Попискивает нетерпеливо джыпыеска. Ноги — представьте, Крысёв! — мои собственные родные ноги предательски напоминают о своей любви к хроническиобязательному и строгонеизлечимому Wanderlust-у. Термуха хранит печальное молчание, осуждающе посапывает горелка, горные фотки стремительными камикадзами бросаются в глаза… Ну и все в таком духе. И когда, уже накануне выходных, оживает и телефон — я уже не могу сказать «нет». Я сама, первая, говорю — «эээ, господа, хватит сидеть сиднем, перевалы, склоны и ущелья ждать не могут! Wanderlust — он такой, знаете ли.».
И — начинается…
Так что зря Вы, друг Крысев, зря.
+
-3
раскрыть комментарий
+
0
Ах, оставьте…

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.