Данный сайт продается. По всем вопросам писать на verstalschik(@)thejournal.ru



But tomorrow may rain, so I’ll follow the sun / Блог им. SolAnge / Казахстанские блоги на blogos.kz

Блог им. SolAnge → But tomorrow may rain, so I’ll follow the sun

  • 27 августа 2009, 14:52
  • SolAnge
Думаю, у моей новой знакомой многим есть, чему поучиться.

Итак.
Морена под пиком Титова. Холодное озеро, ледяное дыхание гор. Но высота сравнительно не очень большая, и в жарких лучах горного солнца греется всяческая живность – пауки, мошки, бабочки, слепни (их маму)… На скальном обломке над озером, удобно устроившись, ловлю свою порцию дзена – я. Солнце припекает, идти дальше не надо, минералка и (завидуйте, ага) печенюшки – в рюкзаке. Красотааа, одним словом.



Смотрю – в ледяной воде озера, в паре метров от берега какое-то движение. Объект, это движение производящий, постепенно приближается… и оказывается бабочкой. Большой, красивой, яркой бабочкой. Как мне потом сказали, это был Аполлон – бабочка, которую встретить можно разве что в нашей богатой природе и в Красной Книге, а вот скажем, в российских лесах она уже почти и не встречается.

Но в тот момент, видимо, этой бабочке было не до того, чтобы упиваться своим божественным именем и замечательной редкостью. Она тонула. Как ее занесло в озеро, она так и не поведала, но к моменту нашей встречи она была насквозь мокрая, одно крыло было уже под водой, вялое и размокшее.
Зато вторым крылом, которое пока как-то удерживалось на поверхности… она… ГРЕБЛА! Именно — гребла, бодро так и целеустремленно. Как гребет не всякий пловец, распалившийся на олимпийское золото. Цеплялась за воду, выталкивала ее из-под себя, подтягивалась… на сантиметр, на второй, третий – ближе к берегу.

Я, ессссестна, тут же воспылала к этому удивительному существу симпатией и почтением, и спешно слезла со своего теплого камня к озеру – спасать утопающую. Ближайшие полчаса я и мой новый кумир провели вместе: я ее фотографировала, а она грелась и сушилась на моей ладошке, равномерно подставляя солнышку то один, то другой бок, расправляя крылья.
Народ наш тоже наблюдал ее героический заплыв, но сразу решил, что она не выживет, так что – нафиг. Мне же это – ох, как знакомо, и впрямь, нафиг – всех остальных, а вот бабочка – ай маладса, харошая сабака.
Я, признаться, все склоняюсь к тому, чтобы официально объявить ее своим духовным наставником.



Потому что – такие есть, пусть немного, но есть. Пусть нафиг никому не нужны – но есть. Пусть иногда не совсем нужны и самим себе (даже собственная персона, представьте, способна подчас быть обузой) – но есть, черт побери. И, по-видимому, мы будем.

Кю — бессмысленные, безжалостные (к себе в первую очередь – для пользы, да и унижает, расслабляет жалость, так что и другие без нее обойдутся) и до неприличия самодостаточные. Будем всегда, и в самых легких отношениях со стервозной действительностью. Она, как водится, в долгу не остается, и пока мы ей зачем-то радуемся вовсю, швыряет нас как ни попадя – а нам и весело. Чтобы было весело – больше от нее ничего и не требуется, остальное все в себе. Вещь в себе, вещь для себя – так что неправы те, кто считает нас надобными – ну разве что крыльями яркими помахать. Чисто орнаментальная, дескать, раса, что уж там.

У меня этот Симптом Бабочки проявился очень рано. Еще ходить толком не умела – а уже не плакала, а смеялась, просто ухохатывалась до слез, когда падала. И сейчас: с каким непередаваемым скепсисом на физиономиях выслушивают приятели мои душераздирающие эпопеи о задержанном на 2 месяца гонораре, и как я на грани того, чтобы продать фамильные брильянты любимый сноуборд, все это время питаюсь лишь планами мести дорогой редакции Pasta Puttanesca. А вот настоящие друзья как-то выучились отличать будничную жизнерадостность от ее особо экстремальных проявлений, и при виде очень уж широких улыбок и слишком радостного блеска в глазах сразу тревожатся: что случилось, а ну выкладывай, колись, не таи.

Но это все лирика. Припереть нас спиной к стенке – порадовать как никогда. Потому что мы знаем – выплывем. Даже когда обратное очевидно. Особенно когда очевидно. А если не выплывем, то в самый что ни на есть вот распоследний момент появится откуда-то мистическая ладошка, за которую можно ухватиться, и на которой можно высохнуть и обогреться. Пусть всегда находятся недовольные таким вопиющим фактом, что нам, аболтусам и сказочным разгильдяям, удивительно везет. Но это – так. У нас же до отказа прокачаны скиллы лавирования между струями дождя и запрыгивания на подножку уходящего поезда – знали ведь, что прокачивать, ага.
Выходит, мы все-таки нужны. Кому-то. Зачем-то. Объяснить не берусь, но это явно так.
Если кому-то за это причитаются мои благодарности, то они — есть.
Такая вот теория научного эскапизма. А заодним – и терапевтический сеанс для любителей тратить жалкие остатки своей единственной и неповторимой жизни на пережевывание бесконечных соплей. Легкость бытия – не столь уж невыносима, как на нее наговаривают. Чего о радости нытия сказать не могу. Ибо вот уж что — наааааааааааафииг.
  • +2
  • 3

Комментарии (3)

RSS свернуть / развернуть
+
0
Как трогательно! Неужели в этом мире полном жестокости и насилия есть надежда на «Ааааааааааа веемарииииии ияяяяяяя...»
+
0
камент ниасилила
+
0
Хорошая история. Красивая. Плюс!

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.