Читалка → Макс Фрай. Две истории о людях.

Про деревья на крыше

Бывают такие странные деревья,
которые вырастают на крышах домов,
прямо из черепицы,
и еще на заброшенных балконах,
из пыли и птичьего помета.

Довольно большие вырастают, между прочим. Не все. Некоторые.

Мне иногда понятно, что эти деревья на крышах — история про нас.
Ну, то есть, про меня и про людей, которые называются словом «свои» (их немного, зато кроме них толком и нет никого).

Мы — вот такие «деревья на крышах».
Выросли такие все из себя прекрасные там, где расти невозможно,
да и не нужно.
Потому что для древесного роста есть другие, правильные места. Леса там, рощи, парки, сады всякие. Скверы и, что ли, дворы.
А мы, придурки, на крышах растем зачем-то, без плодородной почвы, земли под собой не чуя (да и нечего там чуять: нет ее).
И даже не то чтобы совсем уж по своей воле мы там растем. Просто — ну, так получилось.

Мы, понятно, не можем быть примером для подражания. Для кого, собственно? Для деревьев, которые выросли там, где расти положено, на твердой, плодородной земле? Да нет, с какой бы стати нам быть для них примером?

Да и ближайшие наши соседи, телевизионные антенны, вряд ли зазеленеют, вдохновившись нашим примером, даже если очень захотят (а они не захотят, и это, в общем, к лучшему).

Мы вообще непонятно зачем. Мы, впрочем, не «зачем», мы — «потому что». Просто потому, что семена однажды на крышу ветром занесло. Ну и все, теперь надо расти.

И мы не «для чего», мы — просто так. Чтобы было.

Ну, иногда прохожий какой задерет голову к небу, увидит нас, несуразных, ахнет сипло: «Нуниххуассибе!»
Это, надо понимать, у нас миссия такая: ахи из отдельных граждан исторгать. Ну ладно, пусть.

Нас не должно быть, теоретически, но мы уже есть и будем еще какое-то время — нелепые, несуразные, прекрасные, как сама жизнь.
Нечего и говорить, что я нас люблю — а как иначе?

Но это уже совсем другая история.

______________________________________________________________________________

Про Happy end

Happy end считается нынче пошлостью и чуть ли не подлостью; принято полагать, будто счастливый финал может испоганить самый распрекрасный сюжет, сгноить на корню любую историю, сколь бы пронзительной ни казалась она поначалу, пока почтеннейшая публика надеялась, что в конце концов все персонажи умрут, ну или хоть с ума сойдут, что ли.

Обнаружив, что все остались живы-здоровы, а в конце тоннеля какая-то неведомая сволочь и вовсе стоваттную лампочку вкрутила, почтененнейшая публика морщит носы. Фи, — говорит Почтеннейшая Публика, — ну право же, что за сказки детские, что за вата сахарная, что за пряничная чушь?

Может оно и так. Но, как по мне, пусть финал всякой вымышленной истории будет счастливым, или хотя бы открытым, чтобы у читателя/зрителя (не хочу называть адресата «потребителем», хоть и удобен сей термин, да слово уж больно противное) была возможность домысливать дальнейшее по собственному усмотрению. Но лучше все же откровенный happy end. Чтобы уж никаких сомнений.

Могу объяснить, почему. Только начать придется из такого далекого далека — хоть археологов на помощь призывай.

Тысяча девятьсот восемдесят третий год, окрестности Овидиополя. Это, если кто не знает, такой причерноморский райцентр, умеренно прекрасное захолустье на берегу Белгород-Днестровского лимана. Июль, поздний вечер. Два голодных путника с одним бумажным рублем за пазухой бредут по дороге, загребая ногами пылищу и обоняя вечерний аромат стэпу. Положение путников незавидное, но путники ржут, как кони, выпасенные на конопляном поле и мечтают о куске черного хлеба с солью. Вернее, о двух кусках. Или, если начистоту, о двух буханках черного хлеба и о полной доверху солонке. Такое положение дел удовлетворило бы путников целиком и полностью.

Путники — это мы.

Мы с прекрасной сизовласой девушкой Ёлкой навещали университетских друзей-приятелей, загремевших на военные сборы в Белгород-Днестровский. Передав заложникам мира во всем мире домашнюю еду и папиросы Salve, полдня штурмовали Белгород-Днестровскую крепость, еще полдня — просто валялись на пляже. Возвращаться обратно в переполненной электричке не захотели, решили прокатиться на катере через лиман, благо мутные воды его как раз принялись пылать в лучах заходящего светила. По завершении круиза мы намеревались отбыть из Овидиополя на рейсовом автобусе, благо заранее изученное расписание, вроде бы, позволяло проделать такой маневр — теоретически.

То-то и оно, что теоретически. С нашими транспортными средствами вышла обычная дорожная драма: автобус более-менее придерживался жесткого расписания, зато катер пересекал лиман, как мировой разум на душу положит. В результате, мы причалили к берегу примерно четверть часа спустя после отбытия автобуса. Имелись, правда, такси, но алчные возницы требовали за счастливое возвращение домой по четыре рубля с рыла. Наше предложение: рубль за двоих, — их не только не разжалобило, а даже не насмешило. Ну вот мы и пошли пешком, хотя незаконченное на тот момент физико-математическое образование Ёлки позволило ей разделить в уме, без бумажки сорок (кажется) километров на среднюю скорость пешехода (пять километров в час) и получить настораживающий, мягко говоря, результат.

Мы шли себе и шли по проселочной дороге, бурно обсуждали собственный идиотизм (на электричке уже к дому приближались бы, дескать) — но не сожалели о содеянной глупости, а веселились от души. Ни на миг не сомневались, что идти пешком все эти сорок, или сколько там, километров нам не придется. Что-нибудь обязательно случится: попутная машина, или местная добрая баба-Яга навстречу выйдет, скажет: переночуйте у меня в хате, деточки. Твердо знали, что все как-нибудь устроится, наилучшим образом, как в наших любимых детских книжках-киношках, все будет хорошо.

Так и вышло, понятно. Примерно час спустя нас подобрал какой-то междугородний «Икарус». Водитель был рад нашему рублю; впрочем, плата за проезд стала для него приятным сюрпризом. Пробурчал смущенно: и так бы довез, не бросать же людей ночью среди колхозных полей да огородов…

Уже потом, в темном салоне автобуса мы с Ёлкой дивились собственному героическому пофигизму. Теперь, когда автобус нас подобрал, вдруг стало ясно, сколь малы на самом деле были шансы встретить какой-то попутный транспорт в этакой глухомани, в одинадцать вечера (современному читателю может показаться, будто я преувеличиваю, но в ту пору деревья были большими, а проселочные дороги — куда более пустыми, чем сейчас). Но удивлялись мы задним числом, а пока пилили по трассе, не просто верили, что все как-то устроится, а знали это без тени сомнения.

Потому, собственно, и появился автобус, что мы знали: все будет хорошо. Кому-то такое объяснение покажется спорным, но для меня оно, так уж сложилось, совершенно очевидно: наблюдатель влияет на объект наблюдения, а проживатель жизни — на объект проживания, если можно так выразиться. «Как скажешь, так и будет» — точная формула общения судьбы с человеком. Страшненькая, надо сказать, формула, ибо управлять собственными потаенными ожиданиями, собственным несокрушимым внутренним знанием о том, как все будет — сложнейшее из искусств. Ну, то есть, на мой взгляд, сложнейшее. Кому-то, может быть, проще простого.

Жизнь моя, если описывать ее события, потянула бы на пару дюжин слезливых романов; тот факт, что я все еще разгуливаю по земле в более-менее целом теле и без смирительной рубахи, мог бы показаться осведомленному стороннему наблюдателю куда большей фальшивкой, чем самый распрекрасный голливудский happy end. До сих пор спасительный автобус всегда появлялся на моей персональной проселочной дороге в самый что ни на есть распоследний момент.

Впрочем, с годами этот самый момент делается все более последним, а автобус нередко оказывается неповоротливой, насквозь гнилой колымагой, в которую и заходить-то страшно. А все почему? Потому что житейский опыт учит: хэппиэндов не бывает. Волшебное знание, что все как-нибудь устроится, давно уж ушло; осталась иррациональная вполне вера в счастливый исход, которая, теоретически говоря, тоже может однажды иссякнуть. Ну, у других людей, по крайней мере, часто иссякает, и вот тогда-то действительно наступает пиздец. Полный, как пятнадцатидневная луна.

Вот поэтому и важно, чтобы глупая детская вера в счастливый исход не иссякала, а, напротив, крепла. Любой ценой. Если для этого непременно надо, чтобы автора истории со счастливым концом обозвали глупым попсовым дураком — что ж, не жалко. Какие пустяки, право. Вопиющий в пустыне — он ведь дело вопил: «Прямыми сделайте в степи стези...»

Ну да, а чем еще заниматься, как не выпрямлением этих самых стезей? Рассказчики историй, болтуны на условиях построчной (или потиражной) оплаты были бы безнадежно бесполезными существами, если бы не вот этот шанс: спрямлять стези. Ну, иногда. Хоть одну прямую лыжню через сумрачный лес проложить — и то счастье. Все лучше, чем Иовов-добровольцев плодить. И без того юдоль скорби, мир огненный, бла-бла-бла, знаем, плавали.

Комментарии (53)

RSS свернуть / развернуть
+
0
Я что-то запамятовал, как её в жизни зовут (Макс Фрай)?
+
0
Светлана Мартынчик. я одно время тоже уносилась по Лабиринтам Эхо
+
0
Да, я тоже был подсевшим на ее творения.
+
0
но, если честно, с каждой новой книгой приходило какое-то раочарование. ощущение, что тема и персонажи уже свое изжили, и пора бы уже остновится, а не высасывать из пальца эти сюжеты
+
0
Поэтому я и написал в прошедшем времени. Так как в какой-то момент все это надоело и стало скучным.
+
-1
Ты точно считаешь что это автор текста Светлана Мартынчик? Я не знаю такую писательницу. Я зная лишь Макса Фрая. Как отдельного и независимого персонажа, писателя, героя, автора. :)
Ведь достоверно не известно, кто скрывается под маской «Макс Фрай».
+
0
Увы, но все уже известно вполне достоверно.
+
0
Но согласись, что когда ты читаешь книгу ты не думаешь о том, что это Светлана Мартынчик, так?
+
+1
До поры до времени, пока качество писанины не начинает падать, а потом ты понимаешь, что Макса Фрая захватила какая-то тетка из Литвы и какой-то Игорь Степин, и творят что-попало под его именем.
+
0
Ясно.
+
0
Мне не нравится как она пишет.
+
0
А меня Фрай никогда не вставлял плоский и картонный у него сэр Макс несмотря на все потуги на тему Кастанеды (первых двух томов) и тягу к обжорству. С другой стороны если тетка прочла только два тома Кастанеды, то немудрено, что ее на хавчик пробивало.
+
0
А какая взаимосвязь между прочтением первых двух книг К.К. и хавчиком?
+
0
В начале третьего или четвертого тома Карлос спросил дона Хуана, а нужны ли были психотропы и получил ответ, что психотропы не нужны, просто Карлос представлял себе мир магов именно так и Дон Хуан его таким образом заманивал. НО в силу того, что дебочка дальше читать не стала, она сидела на траве и ее постоянно пробивало на хавчик. А она думала, что приобщается к шаманизму ;)
+
0
:)))))

Эк вы завернули, Кот.
+
0
И чтобы нас с вами не обвинили в антипедагогизме, поясню: «Ни один шаман еще не стал наркоманом и ни один наркоман не стал шаманом!» (с) Мастер ХОРА.
+
0
ага и он трансформируется в Дарью Донцову))
+
0
По поводу творчества М.Ф. (да и любого другого творчества)- дело вкуса, знаете ли, дело вкуса.

А так это в продолжение нашего с Крысевым выходного разговора, когда меня ближе к утру понесло на экзистенциальное (утро и итальянское вино на меня всегда так действуют. Почему-то.).
+
0
Для Макс Фрай и Мартынчик — это один персонаж или двое?
+
0
*для вас
+
0
СолАнж, а что для вас — экзистенциальное?
+
+1
СолАнж, а что для вас — не экзистенциальное?
+
0
+1, Лем!
+
0
Где вы такое вино достали уже четверг, а вас все шторит.
+
0
В Магнуме!)))
Неее, меня шторит от воспоминания: чисто выбритая и лучащаяся Специальной Улыбкой физиономия Крысёва… и свечи, свечи, и розы на его столе))))))
+
0
Хватит издеваться. Я хотел как лучше.
+
0
а получилось как всегда еще лучше!
Спокойствие, Крысь, всё было окейнейше!
+
0
Такого (смахивает слезу) для нас с Марли еще никто не устраивал!
+
0
так, с той минуты прошу поподробнее…
+
0
Вы только не это… впрочем, не будем об этом.
+
0
Да, Яся.

Вам я скажу правду.

Мы вызывали духов и смотрели «Интернов».

*заливается краской*
+
0
в Читалке прошу не флудить! Для этого есть мой личный блог!
+
+1
Не разводите срач, я вас прошу! :):):)
+
0
Мне так понравилась эта фраза тут в какой теме. Мне показалось, что это отличный прикол такой да? Или я ошибаюсь? :)
+
0
Да Филин, это уже мем. Потому что его первой сказала Мадлен, и многие ее стали использовать. В тот момент, когда блогос сообщество начинает флудить в темах. И чтобы их остановить, Мадлен и другие говорят «Не разводите срач, я вас прошу» :):)
Сори за оффтоп!
+
0
ее использовать — прикольное очепятко.

А еще есть «Я люблю Коэльо, поэтому я думаю, Приз заслуженный»
+
0
Да-да-да! И это тоже местный прикол. Филин, берите на заметку.
+
0
Да, это один из местных мемов.
Автор- мадлен!
+
0
Вливайтесь, Филин, вливайтесь. :)
+
0
В тесный, сплоченный, но дружный и безумный коллектив!
+
+1
Настолько безумный, что этот народ сам тащится от своего безумства :)
+
0
А как иначе?
+
0
на лету схватывает)
+
0
Умный парнишка.
+
0
лично знакомы?
+
0
Я по постам сужу. :) Лично не знаком.
+
0
Мдя… Печальное зрелище, душераздирающее зрелище.
+
0
И с этой стороны ничуть не лучше.
+
0
*озирается*

Где зрелище, Кот?
+
+1
Да вы посмотрите на старожилов их чуток по шерсти погладили, они и расстаяли, как мороженное.
+
0
))) да-да)) вы тут все такие умные, интеллектуально озабоченныеные, так приятно общаться и слушать ваши советы)))

+
0
Ладно ладно, подумаешь тело ума слихка развито, ну почесали нас в правильном месте, так молодец парень!
+
0
И кстати где он. Вечно пропадает когда о нем речь…

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
коворкинг москва цены;Окосячка, конопатка, окосячка дверей, конопатка сруба konopatka-klg.ru