Читалка → Распад атома

  • 20 октября 2009, 16:35
  • SolAnge
«Распад атома» (Георгий Иванов, 1938)

«Опустись же. Я мог бы сказать —
Взвейся. Это одно и то же».
Фауст.


А меня сейчас потянуло зачем-то на эмигрантскую литературу начала 20 века. Может, это осень действует так декадантски – кто ж нас, рыжих, знает… Но первоисточник – как говорится в одной из публикаций там же – «очевиден и ясен». Был в моем детстве такой замечательный детский журнал «Трамвай». Он достоин отдельного сабжа, и перечитывать его до сих пор интересно. Свое первое представление о Мире «Распада атома» Иванова я составила именно по отрывку, напечатанному в этом журнале. Рядом с ожившими в картинках жизнерадостными Зверьками – друзьями героев – жизнерадостный, вполне детски-подходящий текст. И осталось с тех пор на всю жизнь – «Дыр бу щил убещур»… «Нас это не кусается!»… и нелюбовь к темным углам, ох уж мне эти углы…

И не из этих ли углов прет во все щели – темное… но настолько ясное, четкое и простое — до боли. Весомое и необсуждаемое. Как осеннее небо в свинцовых тучах. Как бурый листик на голой ветке.

"Нас это не кусается!"… Продолжение этого (вроде бы столько же безоговорочного) утверждения неприкасаемости своего счастья и своего светлого мирка… Обрамление этого детского щастья – кто мог представить, тогда… давно… что так… контрастирует.

А впрочем — э, што там. Просто сложный мир. Простая констатация процесса. Распад атомов.

Комментарии (14)

RSS свернуть / развернуть
+
0
Трамвай-отличный был журнал!!! там и иллюстраторы были с приветом-то, что надо!

Распад атом не читала. Мои познания литературы того времени ограничиваются Тэффи, Аверченко и Вертинским :(
Н
+
0
Дыр бу щил убещур
а это как-то расшифровывается?
+
0
эмм…
Почитайте рассказ, Бегемот. Оно того стоит.
+
0
а в каком номере был отрывок напечатан?

Рассказ совершенно жуткий, кстати, недоросла я до такой литературы, аж мурашки по коже

+
0
А мне рассказ не понравился.
+
0
Жуткий, согласна. Мне там, по большому счету, нравится один отрывок про Зверьков — и то, если постараццо забыть все остальное. Но написано сильно.

Яся, я не помню. У мну большая часть трамвайной подшивки погибла в пожаре(((
+
0
Не жуткий неинтерсный и сумбурный не люблю, я такое творчество, оно мне творчество душевнобольных напоминает.
+
0
:D

Стих № 2
В кругу облаков высоко
Чернокрылый воробей
Трепеща и одиноко
Парит быстро над землей.
Он летит ночной порой,
Лунным светом освещенный,
И, ничем не удрученный,
Все он видит под собой.
Гордый, хищный, разъяренный
И летая, словно тень,
Глаза светятся как день.(С) АБС

одно другому не мешает. имхо, может быть неинтересный, но жуткий.
если бы, например, Чикатилло издал мемуары, мне бы тоже было неинтересно читать, но жутко
+
0
Возможно, есть такое.
Ну это все дело вкуса, и особенно — настроения))
+
0
я почему спрашиваю, мне просто интересно какой отрывок могли в журнале напечатать :)

пожар-это страшно

а вот подшивку можешь восстановить по ссылке :) Хотя настоящий журнальчик в руках держать-совсем другое ощущение

Я, кстати, посмотрев это архив, поняла, что у меня только за 90-91 гг были выпуски

потому что обложки 93-го я совершенно не помню
+
0
Правильно. В 93-м этот журнал у нас уже невозможно было выписать. Да и кажысь, он где-то в это время вообще закрылся?..
+
0
Вот этот кусок:

Зверьки были с нами неразлучны. Они ели из наших тарелок и спали в
нашей кровати. Главными из них были два Размахайчика.
Размахайчик Зеленые Глазки был добродушный, ласковый, никому не
делавший зла. Серые Глазки, когда подрос, оказался с характером. Он при
случае мог и укусить. Их нашли под скамейкой метро, в коробке от фиников. К
коробке была приколота записка: «Размахайчики, иначе Размахай, иначе
Размахайцы. Австралийского происхождения. Просят любить, кормить и водить на
прогулку в Булонский лес».
Были и другие зверьки: Голубчик, Жухла, Фрыштик, Китайчик, глупый
Цутик, отвечавший на все вопросы одно и то же-- «Цутик и есть». Была старая,
грубоватая наружно, но нежнейшая в душе Хамка с куцым рыбьим хвостом. Где-то
в стороне, не принимаемый в компанию, наводящий неприязнь и страх, водился
мрачный фон Клоп.
У зверьков был свой быт, свои привычки, своя философия, своя честь,
свои взгляды на жизнь. Была у них собственная звериная страна, границы
которой, как океан, омывал сон. Страна была обширная и не до конца
обследованная. Известно было, что на юге живут верблюды, их по пятницам
приходит мыть и стричь белая лошадь. На крайнем севере всегда горела елка и
стояло вечное Рождество.
Зверьки объяснялись на смешанном языке. Были в нем собственные
австралийские слова, переделанные из обыкновенных на австралийский лад. Так,
в письмах они обращались друг к другу «ногоуважаемый» и на конверте писали
«его высокоподбородию». Они любили танцы, мороженое, прогулки, шелковые
банты, праздники, именины. Они так и смотрели на жизнь: Из чего состоит
год?-- Из трехсот шестидесяти пяти праздничков.-- А месяц?-- Из тридцати
именин.
Они были славными зверьками. Они, как могли, старались украсить нашу
жизнь. Они не просили мороженого, когда знали, что нет денег. Даже когда им
было очень грустно, они танцевали и праздновали именины. Они отворачивались
и старались не слушать, когда слышали что-нибудь плохое. «Зверьки,
зверьки,-- нашептывал им по вечерам из щели страшный фон Клоп,-- жизнь
уходит, зима приближается. Вас засыпет снегом, вы замерзнете, вы умрете,
зверьки,-- вы, которые так любите жизнь». Но они прижимались тесней друг к
другу, затыкали ушки и спокойно, с достоинством, отвечали — «Это нас не
кусается».
+
0
да-да, этот кусок как будто из другого торта
+
0
точно! Начинка у торта одна, а вот что касается бисквитаааа…

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.