Блог им. vlad55 → ПРЕДСКАЗАН РАСПАД КАЗАХСТАНА, ИЛИ НОВЕЙШАЯ КАЗАХСТАНСКАЯ ИСТОРИЯ

  • 26 января 2012, 22:17
  • vlad55
Три года мы живем в кризисе. Это вместе с остальным миром. Наш кризис начался раньше и конца ему не видно. В кризисные периоды всегда появляются утопии и антиутопии. Вот, наконец, появилась антиутопия, посвященная Казахстану. Интернет-автор Актан Токиш назвал свой роман «Манкуртстан», иначе говоря, «Страна манкуртов». Современному читателю уже надо напоминать, что легенда о манкурте получила широкую известность благодаря роману «Буранный полустанок» Ч.Айтматова, где он создал образ человека, утратившего память и превратившегося в безропотного раба. В метафорическом смысле манкуртами стали называть людей, оторванных от своих корней и лишившихся вековых народных традиций.
Действие романа происходит в Казахстане в 2035 году, когда на свободу из заключения выходит человек, просидевший много лет в полной изоляции от внешнего мира. Главный герой романа на свободе узнаёт, что земля Казахстана сдана в аренду 11 странам-арендаторам: «Первыми «вошли» китайцы. Они арендуют Восточно-Казахстанскую и Алматинскую области, территория которых теперь зовется «Китайская орда»… Среди стран-арендаторов Япония, Иран, Россия, Франция, Германия, США (как же без них) и даже, смешно сказать, Кыргызстан.
Герои антиутопий часто оказывается в новой реальности. Для достижения этой цели авторы могут использовать фантастические приемы, например, машину времени или глобальные социальные эксперименты, или ядерный взрыв, в конце концов. Актан Токиш пошел другим путём, он взял некоторые современные реалии и довёл их до абсурда. Известно, что в 1990-е годы экономика Казахстана находилась в глубоком упадке и многие предприятия были переданы в управление иностранным компаниям с перспективой их дальнейшей приватизации. Так в стране спасли крупное производство, применив на десятилетие ранее принцип, который вслед за Казахстаном повторяют соседи. Например, самый крупный в Казахстане Карагандинский металлургический завод ещё в 1995 году был продан международной корпорации «Миттал стил». Тот же «Миттал стил» купил в Украине «Криворожсталь», но только через 10 лет в конце 2005 года. В Казахстане и в Украине всегда хватало противников «распродажи национальных богатств».
Содержание антиутопии пересказывать не буду. (Кому интересно см.: www.proza.ru). Важно другое. А.Токиш знакомит своего безымянного героя не только с новой географией Казахстана, основное содержание его антиутопии составляет история жизни народа за эти годы. Печальная, надо сказать, рисуется картина. Автор стремится охватить все вопросы, которые не сходят с повестки дня на протяжении всей новой казахстанской истории. Это экономика, образование, медицина, сельское хозяйство, религия, культура и т.д. вплоть до проблемы ношения хиджабов, развития Интернета, воспитания детей и внуков. Особое внимание уделяется судьбе государственного языка. Герой романа на свободе в первый же день слышит казахский язык вперемежку со словами других языков. Молодые казахи говорят между собой на смеси нескольких языков: казахского, английского, немецкого, китайского и русского. Все учат английский и китайский языки, т.к. мечтают уехать на учебу за рубеж. В конечном итоге народ утрачивает свой родной язык. Справедливости ради отметим, что и русские в романе тоже с трудом говорят по-русски.
Оставим в стороне бытовые и другие подробности, не будем обращать внимания на неприятные фактические ошибки. Тем более нет смысла спорить с основными приметами той антиутопии, которую последовательно рисует А.Токиш. В конце концов, каждый автор имеет право на вымысел. Есть более важные художественные вопросы. Если это роман, то в небольшом по объему произведении слишком много композиционных повторов и сюжетных провалов. Слишком навязчиво возникают одни и те же вопросы: «как могло такое случиться? как такое стало возможным? что оставалось в нас казахского? на каком языке будут говорить наши внуки со своими? когда мы остановимся? что происходит с нами? к чему мы пришли? как мы к этому пришли?» и тому подобные вариации повторяются очень часто. Если роман используется как политический манифест, то ему не хватает ясно поставленной цели и не прописан механизм ее реализации.
Герой воплощает определенный тип сознания. Это хорошо известный утопист-романтик. Ему хочется всего сразу и быстро. Романтический тип утопического сознания имеет один основной вариант развития. Он воплощается в такую привлекательную модель создания общества всеобщего благоденствия, что мобилизует в свои ряды целые армии строителей светлого будущего. Но утопическое сознание по определению может существовать только в двоичной системе координат: добро и зло, власть и оппозиция, наши и чужие. Романтики мало чем отличаются от любых революционеров: та же нетерпимость, то же стремление преобразовать действительность в свете своих замечательных идеалов. Работа – это очень скучное, мелкое и, главное, долгое занятие. Романтики глубоко убеждены, что жизнь можно перестроить в свете светлых идеалов и чем скорее, тем лучше. Но вот беда, всегда что-то мешает. И обычно мешает власть, тупая, ничего, кроме собственных интересов не признающая. Начинаются поиски союзников в борьбе с властью. Возникает более или менее активная и обширная оппозиция, которая очень быстро приходит к выводу, что единственной опорой в борьбе за светлое будущее может быть только народ. Но оказывается, что народ как-то не очень стремится бороться за светлые идеалы. Здесь и начинается последний этап драмы романтиков: поиск виноватых. Революционеры, романтики-оппозиционеры милостиво не снимают с себя часть вины: «не смогли повести за собой народ – единственную силу, которая способна противостоять всему и всем. Но ответственность не в меньшей степени лежит на народе; который, будучи единственным хозяином страны, позволял так обращаться с собой и своей землей» (это уже цитата из «Манкуртстана»). Революционные романтики никак не могут отучиться мыслить в категориях военной риторики, героики и жертвенности: «Первыми, невзирая на шквальный огонь, из окопов поднимаются и бросаются в атаку самые храбрые, те, кто, порой ценой собственной жизни, показывает, что можно переломить ситуацию, если имеешь веру в победу и проявишь смелость. Если за смельчаками никто больше из окопов не поднялся, то эта попытка ничего не даст и только приведет к гибели как раз лучших из тех, кто противостоял врагу». Снова слова А.Токиша. Правда, что-то очень знакомое слышится?
Так и просится в строку старая мудрость: «Революции придумывают романтики, делают — дураки, а плодами революции пользуются подонки».Самое страшное происходит, когда подобные идеи начинают воплощаться в действительность. Неизбежные неудачи в деле создания рая на земле порождают массовое разочарование, и романтики постепенно превращаются в нытиков, которых очень скоро перестают воспринимать всерьез. Утопию нельзя воплотить в реальность, на то она и утопия.
Любой роман-антиутопия всегда или предсказание или предостережение, а зачастую содержит и то и другое. Роман «Манкуртстан» А.Токиша интересен не своими прозрениями будущего или предостережениями, он воспринимается в первую очередь как констатация факта. Автор, хотел того или нет, свидетельствует о закате романтического утопического сознания, который завершается на наших глазах. Пришло новое время. Может быть, оно не лучше, но уж точно не хуже того, что было. Что ж, будем жить.

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.








spa сухие . http://www.a-lpha.su/service.php устройство и виды теплообменников.