Блог им. abayabay → Все это не внушает доверия

Оппозиционер Владимир Козлов, лидер незарегистрированной и признанной экстремистской партии «Алга!» был осужден Мангистауским областным судом на 7,5 лет с конфискацией имущества за разжигание социальной розни и призывы к свержению власти. Однако на протяжении четырех лет отбывания срока наказания он продолжает активно давать интервью, строит планы, портит кровь тюремной администрации.
 
В соцсетях то и дело появляются то просто, то видео интервью с В. Козловым, в которых он живописует тяготы тюремной жизни, беспредел руководства, отсутствие человеческих условий. Как говорится в преамбулах ко всем его выступлениям: «Козлов ведет репортажи с суровых казахстанских тюрем и не теряет надежды. Без самоцензуры рассказывает о бессмысленности жизни в колонии, состоянии его здоровья, отношениях с администрацией тюрьмы». Он настойчиво заявляет, что: «После освобождения из тюрьмы я хочу продолжить правозащитную деятельность».
На первый взгляд — мужественный человек, в одиночку сражающийся с монстром, имя которому исправительная система.
Но, наверное, тем людям, которые наверняка знают, какие строгие порядки в казахстанских тюрьмах, наверняка покажется странным, что один из заключенных по уголовной, а не политической статье, имеет возможность не только общаться с «волей», но и давать интервью. Причем, допускают к нему не только журналистов и правозащитников, но и представителей международных организаций.
Сиделец Козлов регулярно получает прессу: «Газета новостей», журнал ADAM bol, «Новую газету», «Общественную позицию» (ДАТ), имеет возможность просматривать новостную ленту «НаканунеKZ». То есть имеет доступ к Интернету. Он также имеет возможность самообучаться. Вот, что он пишет: «Благодаря тому, что я стараюсь «не отстать» от времени, от событий, от жизни, удается не тратить время попусту. Я сейчас наблюдаю, анализирую, читаю то, что возможно в условиях моей нынешней несвободы. Детально изучил «Минимальные стандартные правила обращения с заключенными» ООН, Прочел научную работу «Исполнение наказаний: законодательство Республики Казахстан и международные нормы».
То есть, на поверку, не такие уж и плохие условия содержания господина Козлова. Знаете, это все напоминает ситуацию с Солженицыным, который описывал ужасы в лагере Гулаг, а сейчас, через много лет вдруг выяснилось, что он был сексотом и жил в особых условиях. Впрочем, оставим Солженицына историкам и аналитикам, пусть они разбираются с ним.
Что касается бывшего лидера экстремистской и запрещенной в Казахстане партии «Алга», то, похоже на то, что он сильно преувеличивает, говоря о том, как ему сложно живется в тюрьме. Его соратники-правозащитники добились-таки для него особых условий. Ведь не к каждому уголовнику запускают журналистов для того, чтобы он рассказал «всю правду-матку» о внутренних порядках. А тут — такой нонсенс.
И закрадывается мысль, что «не все в порядке в нашем государстве», то есть кто-то врет, либо Козлов, рассказывая об ужасах своего содержания, либо правозащитники, которые уверяют всех, что в казахстанских тюрьмах к заключенным не пропускают, держат родных и близких в неизвестности о состоянии их здоровья, оставляют без посылок и так далее.
За примером далеко ходить не надо. Вот Козлов говорит: «В настоящее время я отбываю наказание в условиях «бурбарака», то есть на строгих условиях содержания камерного типа с резким ограничением возможностей свидания с близкими, получения посылок и так далее. Это произошло вследствие того, что я, будучи незаконно лишенным свободы, продолжаю правозащитную деятельность, защищаю от противоправных посягательств администрации». Пардон, а как же тогда быть с тем, что к нему все-таки пропускают такую кучу народа, да еще какого! Между прочим, журналистов даже не на всякий завод допускают, а тут...
Вот и получается, что как-то верить г-ну Козлову не хочется. Уж больно все … хитро-мудро вокруг него: и международные правозащитники, и редакторы запрещенных в РК газет (к примеру, Ирина Петрушова — редактор газеты «Республика), и доступ к Интернету, и многочисленные интервью. А еще напрягает вот такой момент: «Что касается отношения ко мне со стороны других осужденных, то оно объективно хорошее, уважительное» (в отличие от администрации тюрьмы — Авт.) и еще:«Общие черты концепции (содержания заключенных — Авт.) уже сформированы. Детали и окончательную структуру надеюсь обсудить с теми, кто «в теме» – с Евгением Жовтисом, Сергеем Дувановым, Рамазаном Есергеповым – кто отбывал реальный срок в казахстанских колониях». Один такой правозащитник у нас уже имеется, рецидивист и сиделец со стажем А. Курамшин. Теперь вот, судя по всему, их станет двое, а там и все выше перечисленные подтянутся. Люди с тюремным прошлым, уголовники, совершившие преступления. Они по-прежнему планируют учить всех остальных жизни, будут писать отчеты о нарушениях прав в Казахстане для международного сообщества и, наверное, в конце-концов станут этакими гуру, которые «зону топтали».

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.