Блог им. abayabay → Прозрачность бюджета — что это такое

Сначала новость: Казахстан набрал 51 балл из 100 в рейтинге прозрачности бюджета, сообщила организация «Международное бюджетное партнерство». Из этого следует вывод, что Казахстан относится к группе стран с ограниченно прозрачным бюджетом. Наряду с нашей страной такой же балл набрали Азербайджан, Доминиканская Республика, Гана и Монголия. Украина набрала 46 баллов, Таджикистан – 25, Кыргызстан – 54, Грузия – 66, Россия – 74. А вот самыми прозрачными признаны бюджеты Новой Зеландии (88), Швеции (87) и Южной Африки (86). На последнем месте Катар и Саудовская Аравия, Ливан и Мьянма.
 
Ну а теперь о том, зачем создаются такие отчеты, кто их читает и какую роль они выполняют в жизни той или иной страны. При их составлении учитываются такие показатели, как бюджетное предложение исполнительной власти, бюджетный процесс, влиятельность законодательного органа, участие общественности в бюджетном процессе и так далее, — по большому счету критерии для простого обывателя чуждые и непонятные. Зато в них прекрасно ориентируются всевозможные неправительственные организации (НПО), которые и занимаются составлением всех этих отчетов. Они нужны только лишь для того, чтобы держать страны в узде: занимаешь последнюю строчку в рейтинге? Значит с тобой а) никто не будет иметь никаких отношений; б) обвинят в недемократичности; в) могут прийти и предложить свою демократию. Вместе с собственным порядком.
Все оценки, выставляемые в подобных отчетах — субъективные. Например, существует такое понятие «ИПДО». Для русского языка аббревиатура смешная и нелепая. Однако на деле это весьма серьезная вещь: Инициатива Прозрачности Добывающих Отраслей. Как уже все догадались, речь идет о нефти в первую очередь и газе. ИПДО выдвинута Тони Блэром в октябре 2002 года. Основная цель – достижение прозрачности информации о платежах добывающих компаний и доходах Правительств стран, обладающих богатыми природными ресурсами.
Для организации и осуществления внедрения ИПДО в Казахстане в соответствии с международными критериями ИПДО был создан Национальный совет заинтересованных сторон (НСЗС). А наблюдателями НСЗС являются представители Всемирного Банка, ОБСЕ и Фонда Сорос-Казахстан.
Тут как бы уместно вспомнить, что Сорос был замешан в нескольких скандальных историях с финансированием цветных революций. Но об этом никто вспоминать не любит и, в  первую очередь. Сам Дж. Сорос. Тем не менее, именно этот мультимиллиардер держит руку на нефтяном пульсе планеты. Зачем ему это нужно, наверное, нет нужды объяснять.
А теперь еще один немаловажный момент: одним из основных требований ИПДО является ежегодное изготовление национальных отчетов по ИПДО. Со времени внедрения ИПДО в Казахстане (2005 год) изготовлено 10 национальных отчетов.
Отчеты должны включать следующую информацию: описание добывающих отраслей, доходы в бюджет, дивиденды по государственным долям в собственности, объемы добычи и экспорта, данные по транспортировке, данные о вкладе добывающих отраслей в экономику страны, социальные инвестиции и так далее. То есть полный расклад, о том сколько, как, куда и зачем. Более того, республиканским бюджетом Казахстана предусмотрено ежегодное финансирование изготовления отчета. Ведь это делают независимые аудиторские компании, привлекаемые на конкурсной. То есть мы еще и платим за то, что предоставляем тому же Соросу всю информацию о своих нефтяных доходах!
А что взамен? Нас похлопают по плечу, назовут «хорошим парнем» и … Пожалуй, на этом все. Как уж будет впоследствии использоваться эта информация отечественные НПО уже не волнует. Они свою работу сделали, гранты от Сороса получили.
Кстати, чтобы уж совсем не было разговоров о том, что Казазхстан, мол, тратит свои нефтедоллары ненадлежащим способом, вот пример того, как это делают другие страны.
В основном доходы от добычи и продажи нефти идут в стабилизационные фонды, наша страна не исключение. Так вот, в России стабфонд имееттри источника: экспортные пошлины и налог на добычу ископаемых с той цены, которая превышает так называемую «цену отсечения», свободные остатки на счетах на конец года и доходы от ценных бумаг, в которых он размещен. Его размер к 1 января составил 1,5 триллиона рублей.
Государственный нефтяной фонд Норвегии пополняется только в том случае, если бюджет сводится с профицитом. В него отчисляют энное число центов с каждого нефтедоллара, как бы вне зависимости от цены нефти, но сколько именно, решает каждый год парламент, ориентируясь как раз на цену нефти. Объем фонда превышает 120 процентов ВВП, или более 160 миллиардов долларов.
Фонд Объединенных Арабских Эмиратов и других арабских стран залива работает, как норвежский: простым отчислением с каждой тонны проданной нефти. Деньги активно тратятся «здесь и сейчас», инфляция сдерживается искусственно. Лишь в последнее время средства брошены на диверсификацию экономики в виду исчерпания нефтяных запасов.
В США стабилизационный фонд Аляски выполняет одну-единственную миссию: чтобы люди с Аляски не разбежались. Каждый год житель северного штата получает из него 1000 долларов наличными. Несмотря на это, в фонде скопилось «лишних» 26 миллиардов долларов, которые в общем-то просто лежат, не работая. Им просто негде работать: вне США для них не так просто найти применение, а впрыскивать в собственную экономику правительство эти деньги не может из страха перед инфляцией.
В Казахстане деньги были пущены на государственные программы форсированного индустриального развития в самый сложный момент. Были поддержаны бизнесмены и предприниматели, заработали дорожные карты, начали открываться предприятия, построили школы и больницы… Однако США стоят на первом месте в различных рейтингах, а наша страна плетется в хвосте. Спасибо за это надо сказать отечественным НПО, которые так старательно выставляют напоказ наши недоработки промахи и ошибки и столь же старательно прячут все прогрессивное. 

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.