Телевизионные Сериалы → Верните Изауру на экраны!

  • 02 сентября 2009, 17:14
  • Lemime
Историческая мелодрама

Демонстрация проданной более чем в 80 стран бразильской теленовеллы «Рабыня Изаура» (это третья и не последняя версия классического романа Бернарду Гимараинса о девушке, которая в предаболиционистской Бразилии в XIX веке выросла как рабыня, не зная о своём подлинном происхождении, и подверглась жестокому обращению со стороны хозяина, Леонсиу ди Алмейды, тайно влюблённого в неё), началась у нас с двенадцатилетним опозданием — 16 октября 1988 года.



Наверно, никто и не предполагал, что ажиотаж в СССР, а потом и в России по поводу латиноамериканских телесериалов, художественный уровень которых практически не имеет особого значения (хотя бразильские новеллы, в том числе и «Рабыня Изаура», всё-таки сделаны в русле традиций богатой национальной культуры), примет столь всеобъемлющий социокультурный характер. То есть когда вроде бы частное дело каждого зрителя — смотреть или не смотреть какую-либо мелодраматическую, слёзовыжимающую телевизионную историю — окажется фактом общественной жизни. А самое главное — станет выражением неких подспудных процессов, происходящих глубоко внутри общества.



Вопреки заблуждению тех, кто считает, что «феномен Изауры» (а также всех последующих «просто Марий», «Кассандр», «Маримар» и т. д., и т. п.) начал влиять на нашу публику только в канун распада советской империи, можно привести в качестве опровержения следующие данные. Мексиканский фильм «Есения» был абсолютным рекордсменом кинопроката СССР за 50 лет ведения официальной статистики — в 1975 году его посмотрели 91,4 миллиона зрителей. Ближайшие отечественные «преследователи» — «Пираты ХХ века» и «Москва слезам не верит» — отстали соответственно на 3,8 и 7,0 миллионов. Но ещё задолго до того, с 1954-го по 1962 год, вплоть до появления нашего «Человека-амфибии», единоличным лидером советского проката, причём с гигантским отрывом в 26 (!) миллионов, являлась индийская мелодрама «Бродяга» (её результат — 63,7 миллиона зрителей).



Тут сразу просматриваются, как минимум, две тенденции. Произведение должно быть обязательно мелодраматичным, переживательным, вызывающим слёзы сочувствия и даже жалости. А во-вторых, оно обязано принадлежать, так сказать, культуре «третьего мира» — Индии и Латинской Америки. Ведь раньше были особо популярны арабские, иранские и пакистанские мелодрамы. Хотя справедливости ради надо заметить, что большим успехом пользовались и различные авантюрные ленты — от американских вестернов «Великолепная семёрка» и «Золото Маккенны» до франко-итальянских комедий «Четыре мушкетёра» и «Укрощение строптивого».



Но гораздо существеннее и в немалой степени показательнее для советского (а ныне российского) менталитета зрителей, отдающих предпочтению тому или иному фильму, а также длинному телесериалу, некий сквозной мотив, который пронизывает самые разные произведения, получающие у нас немалый резонанс. В несколько упрощённом виде он может быть сформулирован примерно так, как называется известный «истерн» (то есть отечественный аналог вестерна) Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих».



Кто такая Есения, или Изаура, Мариана («Богатые тоже плачут»), далее — по всем сериалам… Как правило, это героиня, которая чаще всего не подозревает о том, что происходит, на самом-то деле, из более богатого, аристократичного, благополучного круга общества, однако попала по воле случая или из-за козней злых людей в гораздо низшее по положению человеческое окружение. Когда же новоявленной Золушке всё-таки доводится вернуться туда, откуда она родом, то вписывание в иную среду обитания всё равно не проходит гладко — и понадобится немало серий для того, чтобы «чужая» попробовала ощутить себя «своею». Или же герой изначально заявлен как отверженный («Бродяга» да и «Человек-амфибия», между прочим), изгой, маргинал общества, который, тем не менее, обладает чистой душой и неискоренимой добротой, что усложняет ему жизнь в собственном привычном мире «дна», делая его как бы чужим даже там. Впрочем, этот конфликт в более драматичном плане был уловлен ещё в начале ХХ века в пьесе «На дне» Максима Горького, которого ныне принято считать заурядным «пролетарским писакой».



А также герои могут сами намеренно и искусно притворяться, играть чужую роль, надевать на своё лицо маску, выдавать себя за другого человека, обманывать окружающих людей из благородных или, напротив, корыстных побуждений — этот приём широко распространён: от тех же мелодрам до разных приключенческих картин и, конечно, лент о шпионах и разведчиках. Даже, казалось бы, анекдотические случаи, когда на протяжении особенно долгой «мыльной оперы» некоторые исполнители могут смениться несколько раз, одни и те же актёры (и наша «озвучивающая братия» за кадром!) перейти из сериала в сериал (так что запутаешься, кого они на сей раз играют) — а публика готова принять подобную условность… Всё это тоже соответствует идее «смене масок», разыгрыванию некоего внутреннего спектакля, который порой понятен только посвящённым.



Так, кстати, мы подходим к основному коду хотя бы приблизительной разгадки столь немыслимого и повсеместного (от Бразилии, где экспорт так называемых «теленовелл» занимает второе место после кофе, до КНР — и там очень любят «латиноамериканское мыло») ажиотажа вокруг сериалов. Разумеется, это иллюзия, грёза, сон наяву, утешительно-расслабляющее лекарство, наконец, душевный наркотик, без которого зрителю так же трудно обойтись, как и настоящему наркоману, «севшему на иглу». И справедливо указывается на важное значение именно серийности, что тоже подчёркивает маниакальность подобных пристрастий аудитории (ведь на Западе маньяков называют «серийными убийцами»). Кроме того, отмечается доступность и домашность такого рода «мозгополоскательных зрелищ», когда принятие теледоз совершается почти гомеопатически, изо дня в день, по строгому расписанию, будто уже автоматически, по привычке, которая, как говорится, «вторая натура». А всё это «чтиво для глаз» становится «второй реальностью», подчас начинающей вытеснять и замещать первую, подлинную. То есть происходит своеобразный процесс виртуализации действительности, что вполне соотносится с тоже придуманным компьютерно-виртуальным миром.


фотосессия для журнала Playboy

Однако и в данном случае решающим оказывается тот же навязчивый мотив «свой среди чужих, чужой среди своих», только теперь в плоскости сериал-зритель. «Мыльная опера», возможно, является к нам как непрошеный гость, некий знакомый с юга, но надолго и прочно поселяется в доме, вскоре потеснив других обитателей семейного очага, превращается в главного, желанного друга. С другой стороны, забавный анекдот о том, что «я поеду в Санта-Барбару, потому что там всех знаю», глаголит, словно устами младенца, ныне уже очевидную истину. Телезритель (да и в прошлом — кинозритель, который легко идентифицировал себя с далёкими и ненастоящими героями из индийских мелодрам и американских вестернов) склонен на какой-то час или два экранного времени полностью погружаться в иную реальность и, главное, чувствовать себя там своим.


Когда-то давно на уроках ликвидации безграмотности учили простых людей читать и писать: «Мы не рабы, рабы не мы», а ещё: «Мама мыла раму». Теперь же, когда наши телеэкраны заполонили вслед за первопроходческой «Рабыней Изаурой» иные «мыльные оперы», а также рекламные ролики, впору переучивать нынешних детей, которые только пошли в школу. Надо писать так: «Мама ела «Раму» и «Все мы — рабыни Изауры». Ведь вошло же навеки в российский обиход такое звучное и гордое слово «фазенда».

1998

Автор: Сергей Кудрявцев

Источник

А вот еще парочка видео.

1. Рабыня Изаура — начальные титры



2. Сюжет из программы Намедни

Комментарии (16)

RSS свернуть / развернуть
+
+2
«Мама Чёли!» я тогда был в детсадике, вот в одной серии Изауру значит привязали и отстегали плеткой! Мы сыграли в эту серию ))) Изаурами были все девочки почти.
+
+1
хм… интересные у вас игры в садике были…
+
0
добрые…
+
0
Андрей, а у тебя есть майка с «Изаурой»? :)))
+
0
ааааа, Андрей, теперь у тебя тоже есть майка! :)))
+
0
Нет, у меня майки с Рабыней Изаурой нет. Но ее же можно сделать. :) Такой противовес фан клубу «Доктар Хаус ин да хаус».
+
0
лемим сказал, лемим сделал)) вот, подавитесь топиком про рабыню изауру )))

а статья познавательная, кстати, мерси. :)

а Изаура-то, оказывается, страшненькая была :) а я и не помню-молодая ещё была))
+
0
Да я такой. Скоро будет пост про «Богатые тоже плачут» и много других сериалов, которые плавили мой моск в начале 90-х.
+
0
а мне нравились бразильские сериалы. Типа, новая жертва и ещё какие-то… не помню.

а мескиканские были слишком рыдательные, но у меня их дедушка смотрел и я тоже в курсе была поэтому

НО! даже мексиканские сериалы лучше современных российских. вот это какашка, так какашка
+
0
Еще. Над сериалами тамошними работали лучшие сценаристы, операторы, режиссеры. Делали все, что зритель смотрел только их, и переживал за героев.

Российский мыловарители сильно отстают. Потому что такой жизни, которую показывают в мексиканских или бразильских сериалах, в россии нет. Что тут было: бандитизм и только. Только недавно начали что-то делать стоящее… Взять тех «Счастливы вместе», но и то… это юмор.

Драму или мелодрамму показать сложнее. Тут нужно не просто играть, нужно жить жизнь героев.

Имхо.
+
0
так прикол в том, что счастливы вместе и даже эта мегапопулярная няня — это же все заимствования, локализации. у анс, по сути до недавнего времени и передач-то оригинальных не было!!!

поле чудес-и то..! миллионер. камеди это дебильное — стендап на западе уже сколько лет, а наши для себя в буквальном смысле слвоа америку открыли. наша раша-литл британ, что сейчас ещё смотрят?

а вообще, правда ведь, 90 процентов сериалов-разборки, менты и бандюки.

вот и смотрим Хауса...)))
+
0
А все почему? Потому тема рабов была актуальна для мексики, для бразили. Социальное неравенство все это у них было. А у нас? Дворяне, бояре, русичи. Вот про это нужно снимать сериалы. Поднимать историю, культуру.

Казахстан же тоже идет по примеру россии, снимает про бандюков, рекет, мафию.

Хотя наверное это влияние италии и их мафии.:)

Что касается Доктора Хауса… Скоро выйдет Доктор Тырса. Кто готов записаться в его фан-клуб?
+
0
не-не-не-не-не. нафик Тырсу ))

а тема рабов, кстати, и для России актуальна. Вспомните крепостное право
+
0
а-а-а-а! Жесть! Я хочу себе такую майку! Дон Брюс мерси. Уважил старика!
+
0
Лемим, +1. Обещад написать про Изауру — и написал.
Классика бразильской литературы…
Кстати, (кто помнит, еще параллельно и такой сериал шел)«Королек — птичка певчая» — это классика турецкой литературы, Решад Нури Гюнтекин. (Кстати, рекомендую почитать, кому попадется). Тоже бы посмотрела вновь…
+
0
Что-то вас на ностальгию потянуло. Помню и Изауру и Королек — с мамой вместе обрыдались

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.